Потомки А.С. Пушкина, бобруйская ветвь

Потомки Натальи Александровны Пушкиной и Павла Аркадьевича Воронцова-Вельяминова

Григорий, 25.01.1882.

Мария, 10.03.1883 - 23.08.1932. С 28.04.1906 года замужем за Евгением Ипполитовичем Клименко (21.01.1864-15.03.1932).

Софья, 11.12.1884 - 6.06.1974). С 10.01.1916 года замужем за Всеволодом Александровичем Кологривовым (1881-ок.1942), разведены, после развода взяла фамилию Вельяминова.

Михаил, 29.12.1885 - 18.06.1951.

Феодосий, 13.11.1888 - 29.08.1914, погиб в Восточной Пруссии.

Вера, 3.06.1890 - 29.07.1920.

Правнучка А.С. Пушкина Мария Павловна Воронцова-Вельяминова (Клименко)
(10 марта 1883 – 23 августа 1932
)

С 28.04.1906 года замужем за Евгением Ипполитовичем Клименко (21 января 1864-15 марта 1932), юристом по образованию.

Дочь Натальи Александровны, Мария Павловна в своих письмах упоминает о поездках на могилу матери, о трудностях и лишениях во время первой мировой войны, которые она переносит с честью, заботясь о других меньше, чем о себе самой.

У Марии Павловны Воронцовой рано проявились педагогические способности и тяга к пушкинистике. Она читала детям произведения Пушкина, рассказывала о его жизни и судьбе. Она часто приезжала на могилу Натальи Александровны, подвергая себя нешуточной опасности. На дворе стояли двадцатые годы. Совсем недавно экспроприированное (отобранное) у Воронцовых-Вельяминовых суровой революционной властью имение превращали в колхоз, и приезд законной наследницы, дочери владелицы имения, каждый раз воспринимался с болезненной агрессивностью. Мария Павловна пользовалась большим авторитетом у местных жителей, чем облечённые властью тогдашние правители Бобруйска и Телуши. И всё-таки Мария Павловна продолжала посещать могилу матери, несмотря ни на что.

Мария и ее муж были лишены прав, работы, а затем и вовсе репрессированы, высланы в конце тридцатых из Белоруссии в Курск. Получив статус лишенцев, они доживали свой век в курском подвале. Их младший сын Сергей воспитывался в детдоме, но родители брали его к себе в Курск на короткое время. Мария Павловна и Евгений Ипполитович умерли от голода в 1932 году. Где похоронена правнучка А.С. Пушкина и её муж неизвестно.

Впоследствии Сергей Евгеньевич с нежностью вспоминал о том, как мать сажала его на колени и читала пушкинские сказки и повести из серии “Золотое детство”, играла на гребешке гусарские сигналы, пела французские и гусарские песни, которым её обучил дед гусар.

Пятерых детей Марии (Сергей, Борис, Ирина, Ольга и Наталья) разметало по свету: кого-то отдали в детский дом, кто-то попал жить к родственникам.

Её дети, праправнуки А.С. Пушкина

Сыновья Марии Павловны Воронцовой-Вельяминовой-Пушкиной, братья Клименко – Сергей и Борис родились в Бобруйске, где прошло их детство.

Оба принимали участие в Великой Отечественной войне с 1943 года.

Сергей Евгеньевич Клименко (1918—1990) окончил рабфак. Перед войной был студентом медицинского института. Встретил войну сержантом, командиром приборного отделения зенитной батареи. Он защищал от налетов немцев небо Москвы. Штаб Московского корпуса ПВО находился неподалеку от площади Пушкина в одном из высоких в ту пору зданий. А батарея, в которой служил С.Е. Клименко, разместилась на площади Коммуны (ныне площадь Суворова), напротив Театра Советской армии.

В одной из землянок, вырытых прямо в сквере, праправнук поэта вместе со своим расчетом, состоявшим из 11 бойцов, провел два года. После сражений за Москву сержант Клименко был направлен в Оренбургское (тогда Чкаловское) училище зенитной артиллерии, где учился с мая 1943 по ноябрь 1944 и получил офицерское звание.

Закончил он войну младшим лейтенантом. Среди боевых наград Клименко есть орден Отечественной войны II степени и медали “За оборону Москвы” и “За боевые заслуги”.

В 1950 г. Сергей Евгеньевич окончил Японское отделение Военного института иностранных языков, после чего был переводчиком на Дальнем Востоке. До 1979 г. работал в Государственном комитете по телевидению и радиовещанию при Совете министров СССР, в отделе радиовещания на японском языке (в должности литсотрудника).

Борис Евгеньевич Клименко служил в Кронштадте, проходил специальную подготовку, а после плавал на минных тральщиках Балтийского флота.

Дочери Марии Павловны Воронцовой-Вельяминовой-Пушкиной, сёстры Клименко – Наталья, Ирина и Ольга.

Наталья Евгеньевна Клименко (1907-1992), в замужестве Воронцова-Вельяминова, это третья Наталья по этой линии поэта, Наталья-младшая. В 1914 году, когда умер ее прадед-генерал, сын поэта, ей было 7 лет. Застала она и дочь Пушкина Марию Гартунг («Сашку и Машку», как их называл Пушкин). Во время гражданской войны оказалась она в Польше. Там же вышла замуж за Владимира Ивановича Воронцова-Вельяминова, ученого-лесовода. Дети: сын Юра (1926) и дочь Вера (1929).

В 1937 году власти решили отметить столетие гибели Пушкина, и Сталин распорядился разыскать в СССР потомков поэта и устроить их чествование. В интервью 1999 года праправнук Пушкина Сергей Клименко рассказал, как его вытащили из совхоза, где он, полуголодный парнишка, работал скотником, доставили в Москву, приодели, и ему, вместе с другими его сестрами и тетками-дядьками, аплодировал Большой театр в присутствии самого «вождя народов». После нужных речей дали оперу «Евгений Онегин». Все прошло на очень высоком уровне. Но был нюанс: не было на этом торжестве сестры Сергея, Натальи Воронцовой-Вельяминовой, затерявшейся где-то на обочине, в «буржуазной» Польше. Сергея Клименко, продолжает газета, часто спрашивают школьники: не нашлась ли «пятая праправнучка Пушкина из семьи Клименко»? И журналист пишет, не называя ее имени: «Сестра нашлась в тридцать девятом, когда наши вошли в Польшу. Мужа потеряла сразу, а сама скоро оказалась в Казахстане...» Строчки озадачивают. Кто такая? Что значит «мужа потеряла»? И что она делала в Казахстане? Путешествовала, что ли? И все же это была, пожалуй, единственная за многие годы газетная публикация, где упомянута была Наталья Евгеньевна. В советские времена среди потомков Пушкина почти никогда не упоминали эту женщину. Может быть, отпугивала ее заграничная «прописка», полученная при замужестве? А может, просто потому, что одно время это было просто рискованно.

Такое время настало в 1939 году. По советско-германскому пакту в Польшу вошли советские войска. Начались репрессии. Муж Наталии Евгеньевны, профессор Владимир Иванович, был арестован и сгинул в застенках НКВД, а ее саму вместе с двумя детьми-подростками Юрой и Верой погрузили в эшелон и с партией поляков отправили в ссылку на Восток. Она оказалась в Северном Казахстане, в глуши, в совхозе им. Буденного.

Елена Ш., одноклассница Веры, дочери Натальи Евгеньевны, вспоминает:

«Это хозяйство образовалось году в тридцать четвертом. Рабочие нового совхоза наскоро построили землянки-времянки, несколько бараков... В 1939 году в наш совхоз прибыли десятка полтора семей, выселенных из освобождённых, как тогда говорили, областей Польши. Никакой не только вражды, но и неприязни к ним со стороны коренного населения не было. Они стали, как все, работать в совхозе, жить, как все, в землянках, дети пошли в школу, и местная детвора быстро с ними сдружилась. Но надо сказать, что ссыльные всё же многим выделялись среди нас - одеждой, вежливостью, общей культурой. И к ним потянулись, многому у них учились.

До десятого класса я училась с Юрой, братом Веры Воронцовой. Сходство его через много поколений с Пушкиным было поразительным. Волосы у него были русые, но кудрявые, губы пухлые, нос абсолютно «пушкинский», «баки» от висков курчавились. На уроках ходили по классу его стишки, в основном что-то вроде эпиграмм на учителей. Юра родился в 1926 году, Вера - в 1929-м. У нее тоже были курчавые волосы каштанового цвета».

Но какой непрактичной казалась эта интеллигенция местным! Вместо того чтобы взять с собой в эшелон, скажем, больше теплых вещей, берут тяжелый фотоальбом.

Да, такой семейный альбом и листала Наталья Евгеньевна в своей землянке, рассматривая с детьми далекие родимые лица. Ее тихий голос слушала вместе с подругами и Елена Ш.: «Это - внучка Александра Сергеевича Пушкина, а моя бабушка», - поясняла девочкам Наталья Евгеньевна, указывая на фотографию пожилой женщины в чепчике и с кошечкой на руках... «А что это за здание?» - спрашивали мы, рассматривая фотографию, на которой был запечатлен особняк посреди парка. «Это имение, наш загородный дом. Летом сюда съезжалось много гостей, родственников, их принимали, угощали, и весь дом был занят ими». «Сколько же в этом доме комнат?» - любопытствовали мы. «Что-то около сорока», - грустно отвечала бывшая хозяйка усадьбы. «А чтоб угостить всех, кого приглашали, сколько же надо было еды?» - следовал прозаический вопрос. «Ну, бывало, что забивали только на обед до сорока кур».

Может, она и утрировала, но в голодные военные годы такие рассказы заменяли местным ребятам сказки «Тысячи и одной ночи».

Широкая эрудиция Натальи Евгеньевны и знание европейских языков здесь, увы, никому не понадобились. Но удалось устроиться работать на мельницу в станице Пресновке. Здесь же стала учиться в 10-м классе дочь Вера. Приехавший сюда в 1942 г. на работу один из знакомых семьи позднее писал:

«В Пресновке я обнаружил любопытную смесь общества. Тут были и природные сибирские казаки-станичники, и приезжие советские работники, и переселенцы, и высланные. Я застал здесь значительную группу поляков. Многие были одеты в очень опрятные лохмотья. Странно было видеть, как они, здороваясь с польскими дамами, целовали им руки и разговаривали с непокрытой головой... Однако жизнь в Пресновке была совсем не легкая. Питаться приходилось главным образом в столовой, где качество обедов было самым низким...» И далее совсем скупо он отмечает: «Здесь, в этой столовой, являвшейся местным клубом, я познакомился с праправнучкой Пушкина... Работала она на мельнице, разнорабочей».

Пришлось Наталье Евгеньевне научиться запрягать в телегу быков и перевозить на них разные грузы. В то время, не имея самых необходимых вещей, она делала сама себе юбки из старых вафельных полотенец, окрашивая их в черное, а летом часто приходилось обходиться без обуви и ходить на работу босиком.

Вера и Юра Воронцовы заканчивали среднюю школу, и надо было думать о дальнейшем их образовании. Друзья помогли составить письмо в Москву на имя Берии. В нем Наталья Евгеньевна просила о разрешении переехать, ради детей, в областной центр Петропавловск и указывала на свое родство с Пушкиным. «Сама она, - вспоминал ее новый знакомый, - будучи очень скромной, о себе не любила напоминать. Пособие в Союзе писателей она себе никогда не просила. Это за нее делала тетка в Москве (С.П. Вельяминова, правнучка поэта) или тайно от нее петропавловские друзья. Пособия эти бывали редко и незначительные, и направлялись они дочери, Вере Воронцовой, на ее ученье».

Как ни странно, письмо помогло: областное Управление НКВД очень быстро получило из Москвы распоряжение перевести Воронцову в Петропавловск и обеспечить работой, что и было сделано. Ее устроили в Военторг.

В 1946 году полякам было позволено вернуться в Польшу. Наталье Евгеньевне, как русской, вернуться в свой польский дом не разрешили. Она осталась в Петропавловске.

«В 1949 году, в Пушкинские дни, отмечалось 150-летие со дня его рождения, - вспоминает тот же знакомый. - Друзья Воронцовой напомнили о ней горсовету, который спросил Наталью Евгеньевну, в чем она нуждается? Ответ был короткий: в квартире. Президиум горсовета «принял решение»: обеспечить Н.Е. Воронцову жилплощадью. Этим дело, однако, и закончилось. Годы шли. Юра окончил учёбу, отслужил в армии, женился, переехал в Иркутск. Дочь Вера окончила университет в Одессе, стала там же учительствовать. Наталья Евгеньевна собралась ехать жить к дочери, ожидавшей рождения первого ребенка».

Сохранилось письмо одного из знакомых семьи, где есть такие строки: «Из Петропавловска уехала к дочери Наталия Евгеньевна Воронцова. Очень печально, так как это был единственный человек в городе, с которым можно было говорить на все темы прошлого, настоящего и будущего. Она приходила к нам поплакать, когда ее донимало хамство окружающей среды на работе». Далее идет такой занимательный «прикол»: «По моему совету она научилась материться, чтобы найти общий язык с буфетчицами и заставить себя уважать кладовщиков и завхозов... Жаль, что об этом никогда не узнает ее родственник, муж королевы Елизаветы Английской. Правда, смешно?»

И потом следует такое пояснение: «А отношение ее, Воронцовой, к королеве Англии такое. Дочь Пушкина, Наталья, вышла замуж за принца Нассауского, а ее дочь, графиня Торби, за русского великого князя Михаила Михайловича, внука Николая I и двоюродного брата Александра III. А муж королевы Елизаветы внучатый племянник графини Торби. Так что Наталия Евгеньевна вроде как бы «кузина» этой королевы. А я рад, что потомок Пушкина будет хотя бы королем Великобритании!»

Чтобы доработать свой стаж до пенсии, Наталья Евгеньевна еще не раз приезжала в Петропавловск. Здесь были люди, которые скрашивали ее существование в тяжелые годы. Зимними вечерами в годы войны собирались они в уютном деревянном домике на улице Карима-Сутюшева у Варвары Ивановны Гавриловой, где можно было, не таясь, вести беседы на любые, даже самые опасные темы. Здесь она, ссыльная, была по-настоящему «дома», здесь забывалась вечная неустроенность быта и беспросветная бедность. Здесь она не ощущала себя на обочине русской жизни, куда ее отбросил злой рок.

Как-то позднее приехали из Парижа в Москву два кузена Натальи Евгеньевны. «Не видела их с восемнадцатого года, когда это были маленькие мальчики, - писала она в Петропавловск. - Я соприкоснулась с миром, который когда-то был нашим и в котором когда-то я жила. Не скажу, чтобы это было приятно... Они не могут нас понять, хотя и пытаются, но чтобы понять, надо пережить».

Все, кто встречался в те годы с этой женщиной, сохранили о ней исключительно теплую память. «Она была человек очень незаурядный, с широким и светлым - «пушкинским» умом, с глубоким пониманием жизни, с острым критическим взглядом на все общественные явления», - писал о ней один из знакомых. Н.Е. Воронцова-Вельяминова намного пережила своих друзей. Скончалась она в Москве, в 1992 году, среди своих родных.

...Вере Владимировне Сванидзе, урожденной Воронцовой-Вельяминовой, из окон известного московского «дома Нирнзее», что в Большом Гнездниковском переулке, к сожалению, памятник Пушкину не виден. Хотя до него всего-то метров двести. А из дома она сейчас редко выходит, сказываются недуги. Но ее сын Андрей, внук Натальи Евгеньевны, когда приезжает из Германии, где у него свой небольшой «бизнес», иногда приходит к своему бронзовому прапра... деду, чтобы постоять около и подышать московским, пушкинским воздухом.

С её сестёр, Ирины и Ольги началась архангельская линия Пушкиных. Сегодня в Архангельской области проживают 11 потомков Пушкина - пятое, шестое и седьмое поколения.

Ирина Евгеньевна Клименко (1908-1996, в замужестве Гибшман). Уехала в Архангельскую область, где прожила всю жизнь. Пушкиновед, почетный член Всесоюзного Пушкинского общества, преподаватель факультета иностранных языков Архангельского педагогического института имени М.В. Ломоносова. Ирину Евгеньевну Клименко, в замужестве Гибшман, считали самой деятельной из всего рода Пушкиных. Вокруг нее собирались все известные пушкинисты, она, как магнитом, притягивала к себе выдающихся людей. В автобиографии Гибшман писала: "Не по доброй воле потомки Пушкина появились на холодном Севере. Они были репрессированы". Ирина Евгеньевна окончила Архангельский учительский институт, затем педагогический - факультет иностранных языков. До пенсии работала заведующей кафедрой английского языка в пединституте. Очень любила бывать в Михайловском. Всего в Архангельской области проживают 11 потомков Пушкина - пятое, шестое и седьмое поколения. Самый старший из потомков - прапраправнук поэта Эдвин Гибшман - держит в селе Ломоносово свиноферму и очень озабочен своим хозяйством. Самый юный потомок Александра Сергеевича - в седьмом поколении - не только в Архангельске, но и в мире Никита Вещагин, ему семь лет.

Ольга Евгеньевна Клименко (1911, в замужестве Усова), по признанию её брата С.Е. Клименко, − «самая коренная из нас белоруска». Ольге Евгеньевне было девятнадцать лет, когда её родителей выслали из Белоруссии. К этому времени Ольга закончила в Бобруйске педагогический институт. Спасла Ольгу от высылки ее поездка на Север, к сестре в Архангельск. В Архангельске она работала учителем начальных классов, там же вышла замуж за Северьяна Ивановича Усова. В Третьяковской галерее хранится скульптурный портрет Ольги с подписью «Ольга Евгеньевна Усова, правнучка А. С. Пушкина». В конце сороковых в Архангельск приезжал скульптор Аникушин. Ольга ему позировала.

Её дочь, прапраправнучка поэта, Галина Северьяновна Усова (11 ноября 1938) живёт и работает в Мичуринске. Она профессор биологии, преподает в Мичуринском аграрном университете. Галина Усова – составитель Красной книги Тамбовской области, автор научной диссертации о влиянии солнечной радиации на корни растений. Ее исследование произвело фурор в научном мире. Дома у профессора Усовой хранится генеалогическое древо. Его составлением занималась двоюродная бабушка Софья Павловна Воронцова-Вельяминова. В доме Галины Усовой хранится  том “Еженедельных известий Вольного экономического общества”, изданный в 1788 году в типографии Санкт-Петербургского горного училища. Несмотря на солидный возраст, книга хорошо сохранилась. На ней сделана надпись рукой Софьи Павловны Вельяминовой: “Сей труд... вручается в дар молодому специалисту Галине Северьяновне Усовой – как символ связи настоящего с прошлым, как символ семейных уз, как символ будущих успехов – от имени рода...”. Ниже – автографы других московских потомков Пушкина. В Мичуринск Галина Северьяновна попала сорок лет назад, здесь вышла замуж за учёного Владимира Александровича Коровина, родила троих сыновей Александра, Андрея и Сергея. Все пошли по её стопам, стали учёными.

Правнучка А.С. Пушкина Софья Павловна Воронцова-Вельяминова
(1 декабря 1884 – 6 июня 1974)

С 10 января 1916 года замужем за Всеволодом Александровичем Кологривовым (р. 1881-ум. ок. 1942), разведены, после развода взяла фамилию Вельяминова).

В начале первой мировой войны пошла добровольцем в лазарет Красного Креста в Бобруйске выхаживать раненых. Правнучка поэта Софья Павловна вошла в состав первого в Беларуси отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулёзом.

Позже она - рано проявившая, как и её сестра, педагогический талант, - работала в детских дошкольных учреждениях под Москвой и в Москве. Прожила долгую и тяжёлую жизнь.

Её дети, праправнуки А.С. Пушкина

Сыновья Софьи Павловны, братья Александр Всеволодович (1916—1968) и Олег Всеволодович (1919—1984) Кологривовы, тоже родились и провели детство в Бобруйске. Они участвовали в боевых действиях во время Великой Отечественной войны.

Обоих война застала на студенческой скамье.

Александр оканчивал литературный факультет Московского педагогического института.

С начала войны был направлен военкоматом в Муромское училище связи. В октябре 1941 г. он в составе стрелковой бригады Центрального фронта участвовал в сражении под Москвой. Когда немцы стояли в 18 км от столицы и обстреливали ее, часть, в которой служил командир отделения связи Александр Кологривов, стойко держала оборону в районе Красной поляны, под Истрой, под Волоколамском.

В феврале 1942 г. под Вязьмой он был ранен в ногу, а после выздоровления снова направлен в Муромское училище связи. В апреле 1942 г. Александр в звании младшего лейтенанта отправляется на фронт. Командир взвода связи одной из стрелковых дивизий 2-го Белорусского фронта, Александр форсировал Одер. Под шквальным огнем противника он перевозил в лодке кабель — для того, чтобы как можно быстрее установить связь между наступавшими подразделениями наших войск.

После войны Александр Всеволодович работал журналистом на Всесоюзном радио, позже в редакции «Родины».

Сын Андрей и дочь Ольга.

Олег учился на третьем курсе Московского института прикладного и декоративного искусства. Вступил в народное ополчение в начале Великой Отечественной войны; боевое крещение он получил в подразделениях МПВО — тушил на крышах домов зажигательные бомбы, которые сбрасывали на столицу немецкие самолеты.

6 декабря, перед долгожданным контрнаступлением под Москвой, Олега ранило в ногу осколком разорвавшейся рядом мины. Около трех километров полз он по снегу до медпункта. В 1942 г. в составе 19-й гвардейской Като-Курганской дивизии минометчик Олег Кологривов участвовал в прорыве блокады Ленинграда. В том же году на Волховском фронте в тяжелых боях на Синявских болотах гвардии рядовой Олег Кологривов был тяжело ранен в грудь навылет.

После выздоровления он участвовал в освобождении Гдова, Пскова, Порхова — на земле, кровно связанной с его великим предком, близ Михайловского. И снова был ранен. Боевой путь Олега Кологривова проходил через Прибалтику, Варшаву, Восточную Пруссию. В составе 2-го Белорусского фронта он дошел до Берлина.

Всю войну братья воевали в разных фронтах, ничего не зная друг о друге. А встретились в Берлине в октябре 1945 г. на соревнованиях между фронтами по плаванию — оба были отличными пловцами. Здесь Александр и увидел своего младшего брата, имя которого объявили по радио, как занявшего 4-е место по плаванию брасом. Олег удостоился личного поздравления — рукопожатия маршала К.К. Рокоссовского и памятного подарка из его рук.

После войны Олег Всеволодович окончил Институт прикладного и декоративного искусства, работал художником на ВДНХ, а затем в художественно-конструкторском бюро по технической эстетике.

С Олегом однажды случилось совершенно невероятное приключение, связанное с памятником Пушкину. В 1950 г. памятник великому поэту переместили с Тверского бульвара через улицу Горького (ныне Тверская) на площадь к кинотеатру «Россия» (ныне кинотеатр «Пушкинский»). Олег Кологривов пришел на площадь посмотреть на памятник, установленный на новом месте. Прорабу, руководившему передвижением памятника, не хватило рабочих для того, чтобы хорошенько очистить бронзовую фигуру. И из десятков людей, толпившихся вокруг, прораб выбрал не кого-нибудь, а именно правнука Пушкина, не подозревая о его родстве с поэтом. Знакомый с реставрацией, Олег успешно справился с заданием: снимал налет пыли, заделывал трещины.

Сыновья Александр и Всеволод.

Существует картина военного художника, члена-корреспондента Российской академии художеств, народного художника РФ, подполковника в отставке Владимира Ивановича Переяславца «Групповой портрет потомков А.С.Пушкина — участников Великой Отечественной войны» (1957). На этом полотне запечатлена встреча Сергея Пушкина, Бориса Пушкина, Григория Пушкина, Олега и Александра Кологривовых и Сергея Клименко. Все они воевали, были награждены орденами и медалями за боевые заслуги. Картина экспонируется в одном из залов Студии военных художников имени М.Б. Грекова. На ней мы видим рядового, краснофлотца, сержанта, двух лейтенантов и одного старшего лейтенанта, правнуков и праправнуков великого поэта, которые участвовали в боях (их кители украшают боевые ордена и медали), лежали в госпиталях (на левой стороне груди почти у каждого нашивки — ленточки красного и желтого цвета, свидетельство ранений), снова возвращались на передовую — и дошли до Берлина.

Правнук А.С. Пушкина Михаил Павлович Воронцов-Вельяминов
(29 декабря 1885 - 18 июня 1951)

Выпускник Царскосельского лицея, возглавлял до революции 1905 года уездную земскую управу в Бобруйске, депутат 4-ой Государственной думы. После Октябрьской революции эмигрировал за границу, во Францию. Был женат на Евгении Самойловне Богуславской, в первом браке Бурнашевой (1881-1953).

В середине 1930-х годов началось заигрывание Сталина с белыми, как их называли тогда, иммигрантами. Многие поверили Сталину, и вернулись на Родину; судьба большинства таких возвращенцев оказалась незавидной. Именно в то время Михаил Павлович сближается с представителями сталинского СССР, играя заметную роль в общества дружбы Франция - СССР (один из его самых активных членов). Известно его посещение в 1937 годы выставки, посвящённой жизни и творчеству Пушкина (открыта к 100-летию со дня смерти поэта). В годы войны и немецко-фашистской оккупации Михаил Павлович участвовал во французском Сопротивлении.

Его дети, праправнуки А.С. Пушкина

Георгий – 20.04.1912-20.12.1982. Женат с 20.02.1944 на Тамаре Васильевне Дерюгиной (1916-1986).

Дети: Анна Тури (р. 06.12.1944, Италия, Флоренция). Муж Александр Тури (р. 14.08.1937). В браке с 27.06.1967),
Надежда Бэр (р. 28.01.1948, Франция, Париж). Муж Никола, или Николай Андреевич Бэр (р. 8.10.1944). В браке с 27.06.1969).

Старший сын Михаила Петровича, Георгий Михайлович, как и вся его семья, был предан пушкинистике, много времени посвящая поискам пушкинских материалов. (Георгий Михайлович Воронцов-Вельяминов. Пушкин в воспоминаниях дочери императора Николая Первого). Георгий Михайлович и его двоюродный брат Джордж Майкл Александр Уэрнэр (капитан английского уланского полка) принимали участие во второй мировой войне, сражаясь на стороне союзных войск против немецко-фашистских захватчиков. Александр Уэрнэр был летчиком британских ВВС, и погиб в 1943 году, выполняя боевое задание. Сам Георгий Михайлович Воронцов-Вельяминов воевал в рядах французской армии, получил ранение под Дюнкерком.

Владимир – р. 22.01.1914, Франция, Мондетур. Женат с 30.05.1942 на Нине Константиновне Ненюковой (р.10.08.1911).

Дети: Ольга Бодело (р. 26.02.1943, Франция, Нант). Муж Христиан (или Кристиан) Бодело (р. 12.12.1938). В браке с 15.06.1964).

Михаил - p. 27.08.1945, Франция, Конкарно.

Жёны: Мадлен, или Магдалина, Мелькион (р. 12.10.1945). В браке с 12.11.1967;
Шанталь ле Боэтэ (р. 25.07.1954). В браке с 17.06.1977.

Правнук А.С. Пушкина Феодосий Павлович Воронцов-Вельяминов
(13 ноября 1888 - 29 сентября 1914)

Во время первой мировой войны пошел добровольцем на фронт. Погиб в Восточной Пруссии. Сильная близорукость не стала поводом к освобождению от воинской службы. Фактически он был освобождён, но заявил, что хочет разделять с простыми солдатами все тяготы войны. Отказался и от льгот, предоставляемых добровольцам. Из-за его близорукости и малой выносливости родные с самого начала восприняли его поступок как самоубийство.

Правнучка А.С. Пушкина Вера Павловна Воронцова-Вельяминова
(3 июня 1890 - 29 июля 1920)

Пала жертвой массовых репрессий того времени. Энергичная, деловая, жизнерадостная девушка, красавица, она заступалась за слабых, никогда не перекладывая на плечи других своих обязанностей, стремилась в гущу жизни, умела дружить и ценила дружбу. По-видимому, не вступала в сделки с совестью, и оттого её ждал печальный конец.

Все, кто знал Веру Павловну Воронцову – Вельяминову считали, что не может быть девушки жизнерадостней, чем она. Она привлекала неиссякаемым оптимизмом, решительным характером, неуемной энергией. Главной целью своей жизни, как и ее прапрадед, считала заступничество за слабых и беззащитных.

…Постепенно волею обстоятельств пустело родовое гнездо у внучки поэта на Бобруйщине. В атмосфере массовых репрессий одни из этого большого семейства были сосланы, другие сами покидали родные края в поисках тихого, неприметного места, понимая превратность времени, не прекословя ей, однако чтя верность отчизне. Историк, профессор  С.Б. Веселовский отмечал, что Пушкины предшествовавших поэту поколений “старались быть достойными представителями своего рода, жили по мере возможности в ногу с событиями, делали каждый свое дело на своем месте и, в общем, содействовали спасению государства и родины”. В полной мере мы можем отнести эти слова и к потомкам поэта. ”Твердые понятия о чести рода” передаются новыми пушкинскими поколениями.

Приветствие

Рад приветствовать вас на официальном интернет-сайте Бобруйского райисполкома. Бобруйский район — живописный и неповторимый уголок белорусской земли с богатым историческим и культурным наследием.

Весь текст приветствия ...

Ими гордится Бобруйщина

Деревенька моя

Фото и видео о районе

Фото и видео о районе

У Бабруйскім раёне вядзецца збор грошай на стварэнне музея Алеся Адамовіча


  • Оздоровительный лагерь «Бобренок - 2010»
  • Африканская чума свиней